?

Log in

No account? Create an account

Основной блог


Основной блог Rekenavri

В последнее время ЖЖ часто глючит и становится недоступным. Поэтому я:

- Перешёл на Блоггер
- Читаю блоги через RSS без рекламы и оформительных ужасов.
Экспертами называют разных людей. Эксперт в узком понимании – это человек, который разбирается в проблеме и не имеет явной сверхзадачи. В широком – любой, кто называет себя экспертом и выступает в этой роли. И те, и эти сначала собирают информацию, потом обрабатывают её и, наконец, выпускают в мир. И на каждом из трёх этапов возможны помехи и осложнения.

Все мы знаем, что есть эксперты настолько ангажированные, что они готовы увидеть рай на земле хоть в Северной Корее, хоть в Сомали. И наоборот — есть эксперты настолько неангажированные, что готовы увидеть рай на земле сегодня в Северной Корее, а завтра в Сомали, причём за достаточно мелкий прайс. Есть, наконец, эксперты не ангажированные, но при этом не в своём уме. Некоторые из них опасаются планеты Нибиру и рисуют круги на полях, чтобы отразить инопланетное вторжение. Другие (ленивые) рассуждают о криптоуправлении, заговоре элит, уверены, что миром правят мошенники и обманщики и усиленно просят денег.

Более того, они вовсе необязательно бесчестные люди. Бывают эксперты, ангажированные по 

убеждению (которые просто не могут не накапливать факты в свою пользу) и по долгу службы (которые по некоторым темам говорят «что положено», но при этом вполне объективно судят о тех вещах, инструкция по которым пока не поступала).

Как мне кажется, эти эксперты за экспертов считаться не могут. По большому счёту, они вообще не изучают то, о чём берутся судить. Вместо этого они берут за шиворот, скажем, страну (а можно вид танков или породу кошек) и… перекрашивают её в нужный цвет. К счастью, ни одна Япония от них пока не пострадала.

Но тот эксперт, которого встретил я, был явно не из них. Похоже, он действительно пытался понять, что здесь происходит. Он не был ни ангажирован, ни продажен. Что же вызвало его ошибку?

Как мне кажется, с «настоящими» экспертами тоже не всё так просто. От эксперта ждут, что он будет неанагажирован и скажет нам «всё, как оно есть». Но и ангажированность, и бытие — штуки довольно сложные.

Проще всего понять тех экспертов, которые ангажированы. Их выступления порой мало что говорят с точки зрения науки, но иногда много дают для понимания аргументов, которыми пользуются стороны конфликта. Без двух романов Хосе Рисаля мы бы не знали, чем жило и о чём спорило филиппинское общество.

Исходить из позиции – опасное дело. Как только ты надеваешь такие «шоры», то фактов меньше не становится, но они начинают удивительно точно попадать в твою концепцию.

Например, если начать с понедельника собирать доказательства, что за вами следят, то уже к среде будет ясно, что телефон прослушивают, а к четвергу вы догадаетесь, что за организация осуществляет слежку (даже если её нет).

Неангажированным мы называем того эксперта, который разбирается в проблеме и не имеет явной сверхзадачи.

Наконец, есть прекрасная категория экспертов разочаровавшихся, которые когда-то были ангажированы, а потом отошли и заглушают душевную боль, поливая грязью бывших соратников. Разумеется, в объективности они прибавляют мало и им по-прежнему не хватает знаний, умений и просто желания разбираться. Зато они весьма часто были допущены ко «внутренней кухне» режима, много сора из избы и подчас говорят именно то, что «люди своего круга» никогда не сказали бы вслух.

С бытиём тоже есть вопросы. Когда мы просим эксперта объяснить, что есть, мы забываем указать, какой из видов существования нам нужен.

Вообще, виды существования — тема огромная и о ней лучше рассказать в другом месте. А пока коротко запишем то, что имеет отношение к нашей теме. Даже не погружаясь в пучины квантовой механики и квантовой же психологии, мы можем увидеть как минимум 3 вида, в которых что-то может быть.

Есть вещи и процессы, которые существуют независимо от их наблюдателей. Например, щелочь и кислота реагируют вне зависимости от того, кто проводит эксперимент. Философы называют такое существование объективным, а его результаты — принудительными. Сколько ни повторяй физический эксперимент — результат будет тот же.

Некоторые теологи были уверены, что у объективных предметов всё же есть Наблюдатель и это сам Бог. Как станет ясно дальше, такой Бог видел бы весьма немного.

Есть вещи, которые существуют субъективно. Когда говорят о таких вещах, то обычно вспоминают галлюцинации, но это хоть и близко, но неполно. Уже по галлюцинациям видно, что быть субъективно — это тоже быть. Если бы субъективное было «слабее» или «хуже» объективного, то в галлюцинации не было бы ничего страшного. Ты узнаёшь, что этого нет, и просто не обращаешь внимания. Но беда в том, что галлюцинация существует так же явно, как вода или телевизор!

На самом деле субъективно существует множество других, более полезных вещей. Например, математический ноль или интеграл. Римляне не знали ни ноля, ни интеграла — и, тем не менее, пользовались математикой и успешно строили дома. Если ноль и существовал в римские времена, то он явно скрывался где-то в Индии.

Есть вещи, которые существуют на стыке — очень часто это предметы, сделанные человеком. Шахматные фигуры, к примеру, существуют объективно (они разной формы, разного цвета). Но их поведение существует субъективно. Конь из дерева ходит так же, как конь из пластмассы — и наоборот, если мы найдём в развалинах погибшей цивилизации расширенную шахматную доску и комплект фигур с одной фигурой незнакомой формы, мы не сможем установить, какие ходы были ей позволены.

Пешки назад не ходят. Но объективно для этого нет никаких препятствий. Взял и двинул пешку назад — она же от этого не взорвётся!

Наконец, есть погранично существующие вещи. Например, если я заявлю, что я родственник датской королевской семьи, то вам сразу захочется спросить, бывал ли я в гостях у именитых родичей. При этом я знаю, что я никакой им не родственник (субъективно), и по всем документам я никак не состою в родстве (объективно). Тем не менее, вы ведёте себя так, как будто и эти знания, и эти документы были в порядке. То, что существует только для других, называется пограничным.

Что же должен говорить эксперт? Где должна существовать вещь, чтобы он признал её существующей?

Эксперт, говорящий только объективное, скажет довольно мало. Во-первых, то, что видит он, для читателя может быть и не видно. Во-вторых, он вынужден отбросить и опыт и чутьё и говорить только о том, что уверен. Его рассказы плавно перетекают в лекцию о работе с источниками, особенностях региона и тому подобных мелочах, благодаря которым его слушатели сами увидят.

Эксперт, говорящий субъективное, сразу сталкивается с тем, что знания пересказать можно, а чутьё — нет. К тому же, есть информация открытая и закрытая, и человека, который разглашает закрытую информацию в открытом источнике очень быстро перестают к закрытой информации допускать.

Наконец, эксперт может вещать о том, что существует «для других». То есть сперва изучить, что от него хотят услышать, а потом это же и рассказать, но другими словами. Люди любят тех, кто говорит им комплименты, и охотно кидают монетки.  Их мышление обычно бессвязно, вместо аргументов — лозунги, мир — разделён на «своих» и «чужих», причём свои заведомо победят. Многие думают, что такие «мыслители» — только российское или американское изобретение. На самом деле, их можно отыскать где угодно — и в Польше, и в Египте, и в Гагаузии. Главное, хорошо знать свою аудиторию и ничем её не обидеть. При этом они могут быть широко образованными и читать себя просто «выразителями идей, характерных для нашего времени» и ссылаться на Фуко — дескать, если идеи всё равно овладевают умами, то почему бы не дать им этими умами овладеть?

Однажды я был в минской Национальной Библиотеке и зашёл в комнату, где выставляют недавно поступившие книги. Среди прочих, там была выставлена и книга Бжезинского «Выбор. Мировое господство, или глобальное лидерство». Она стояла в разделе «Религия», по соседству с новоизданными «Житиями святых» и каким-то опусом о чакрах и энергетических полях.

Но вне зависимости от того, какой из них перед вами, все они всегда могут совершать одну из указанных ошибок. Потому что дело было не в позиции, а в едва заметных предположениях, которые стояли за его внешне логичными фразами.

Рассуждая, мы обычно не замечаем, что ход наших мыслей опирается на довольно неявные допущения. И очень часто оказывается, что то, что выполнялось «всегда», выполнялось только в 1789 году, причём в июне месяце (а уже к сентябрю полностью утратило актуальность).

Разумеется, я не могу привести здесь полный список заблуждений (многих я не знаю, а многими страдаю и сам). К тому же, многие из них — не столько ошибки, сколько крайности. 

Например, слишком верить мемуарам и слишком им не верить — это две крайности. Но попробуй найти золотую середину!

Выход один — указать на явные и заведомые ошибки, чтобы читатель научился их видеть по ту сторону своих рассуждений. Лишь задавая простейший вопрос «а при каких условиях эта закономерность должны выполняться?» мы можем увидеть столько ошибок, сколько не выявит самое головоломное логическое построение.

Именно поэтому я пишу эту работу таким вольным стилем — чтобы она была интересной и из неё хоть что-то запомнилось.
Никто не знает его имени и не видел его лица - но каждый слышал про его экспертное заключение. Раз за разом оно всплывает в дискуссиях, причём имя автора всегда разное. Иногда это «один известный американский ученый», иногда «группа экспертов из университетов США», иногда «ведущие специалисты, к которыми обращается сам американский президент». А вот его пророчество неизменно одно и то же и выглядит примерно так:

— Наступает эпоха информационного бума и невероятных возможностей для человека. Однако идеология элит вашего государства уже не отвечает требованиям времени, элиты не могут сформулировать новую национальную идею, которая обеспечила бы общественную модернизацию. Я много общаюсь с эмигрантами, они говорят об угрозе фашизации общества, о страшной бедности и развале инфраструктуры. Это подтверждают и многие местные блоггеры. Тревожные данные показывает и статистика — по сравнению с Польшей число абортов очень велико, население почти не растёт, а средняя зарплата намного ниже, чем в России. В области исторической мифологии средством общественного переустройства обычно считается революция, никто даже не задумывается о постепенных реформах. А это означает, что народ не боится революции, в то время как закостеневшие элиты, считают свою политику правильной и ни за что не пойдут на компромисс — достаточно прочитать их программные выступления, документы и книги. Всем ясно — страна движется к пропасти и рано или поздно либо застрянет в извечном кризисе наподобие того, в котором прибывали страны Латинской Америки, причём отсутствие федерализма и «второй власти» в виде церкви не позволит остановить эту тенденцию. Время не ждёт — у власть имущих имеются серьёзные противники. Происходит и эволюция общественных настроений, и в авангарде движения находятся националисты, которые уже объявляют себя сторонниками демократии и выступают как прогрессивная сила. А между тем правящий режим давно утратил контроль над информацией — в наши дни любой может узнать правду о том, что скрывает власть и выйти на связь с инициативными группами по месту жительства. Мировое сообщество также заинтересовано в демократизации и выделяет значительные средства на поддержку внеправительственных партий и движений. Митинги и протесты непременно вызовут падение режима, и наступит новая эпоха. Я не могу её упустить!


Впервые прочитав его, я задумался. Рассуждения эксперта выглядели логичными и обоснованными. Было видно, что он провёл много времени, изучая вопрос, долго думал о демократических процессах и совершенно уверен в своей правоте. Он начинал экспертом по нашей эпохе и собирается уйти на покой экспертом по той эпохе, которая наступит после революции. Но была одна деталь, которая и опрокидывала все его рассуждения.

Деталь вот какая: в городе, где я жил, даже не пахло революцией.

Не наблюдалось ни митингов, ни шествий, ни стачек. Не было ни правительственного кризиса, ни мятежа в армии, ни даже военного положения, на худой конец. Никто не печатал листовки, не раздавал оружие и не строил баррикады. В городе не царил город, не собирала свой страшный урожай чума, а в окрестных лесах не было ни партизан, ни вражеской армии. Ни громких терактов, ни захватов заложников… ни президентских выборов! Даже Аврора не спешила заплыть в нашу мелкую речку.

Заключение эксперта было связным, логичным, выверенным, расхожим — и абсолютно неверным.

В чём же была ошибка уважаемого эксперта?

Как получилось, что он увидел революцию, а там, где я вижу самый обыкновенный город? Чего же он не учёл в своих рассуждениях?

Я начал перебирать его рассуждение — фраза за фразой, тезис за тезисом. И уже на середине пришёл к неутешительному выводу, который ближе к концу только лишний раз подтвердился.

Ошибка была не одна. Их было много.

Можно сказать, что всё его рассуждение только из ошибок и состояло. Не было ни одной фразы, которая не была бы либо бессмысленной, либо неверной. Результат на выходе имел не больше связей с реальностью, чем рассуждения шизофреника о том, каким образом у картинки может болеть голова.


Отчего же случилась эта катастрофа? Почему уважаемый профессор занимался разведением зелёных человечков вместо того, чтобы изучить страну со вполне изученным языком и населением, которое охотно идёт на контакт? Неужели в его распоряжении меньше документов, чем было у историков Великой Французской Революции? Или наш язык сложнее языка папуасов, с которыми так легко общался Миклухо-Маклай?

Быть может, он был ангажирован? Или не был экспертом?

Тест

Тестъ

Секрет фирмы

Оригинал взят у zloypoet в Секрет фирмы
Как сделать любое стиховорение хорошим?

Добавить кошек!


Tags:

Оригинал взят у ingaret в Десять примет, связанных с заводским котиком.
1. Заводской котик лежит на подводящей трубе котла-мегаваттника - к жаре.

2. Заводской котик лежит на отводящей трубе котла-мегаваттника - к холодам.

3. Заводской котик обзавёлся ошейником с зав. N, инв. N и таб. N - к ежегодной общезаводской инвентаризации.

4. Заводской котик умывается - к деньгам. Умывается левой лапкой - к авансу, умывается правой - к получке.

5. Заводской котик лижет яйца - к падению величины зарплаты в долларовом эквиваленте.

6. Заводской котик идёт и подпрыгивает на ходу - к росту экспорта продукции в страны Таможенного Союза.

7. Заводской котик какает прямо на дороге - к приезду на завод VIP делегации. Чем больше кучка - тем круче визитёры.

8. Заводской котик грызёт торфобрикет - к невыдаче кредита МВФ.

9. Заводской котик точит когти об котёл - к президентским выборам.

10. Заводской котик сидит на дереве с БЧБ флажком в зубах - к скорому вступлению Беларуси в Европейский Союз.

Не быть скотом

В 1908 году Янка Купала написал стихотворение “Хто ты гэткi?”:

Хто ты гэткі?
      —  Свой, тутэйшы.
Чаго хочаш?
      —  Долі лепшай.
Якой долі?
      —  Хлеба, солі.
А што болей?
      —  Зямлі, волі.
Дзе радзіўся?
      —  Ў сваёй вёсцы.
Дзе хрысціўся?
      —  Пры дарожцы.
Чым асвенчан?
      —  Кроўю, потам.
Чым быць хочаш?
      —  Не быць скотам.


Легко заметить, то оно отсылает к известному стихотворению Владислава Бельзы  “Kachetizm polskiego dzeicka” (1901):

— Kto ty jesteś?
      — Polak mały.
— Jaki znak twój?
      — Orzeł biały.
— Gdzie ty mieszkasz?
      — Między swemi.
— W jakim kraju?
      — W polskiej ziemi.
— Czem ta ziemia?
      — Mą Ojczyzną.
— Czem zdobyta?
      — Krwią i blizną.
— Czy ją kochasz?
      — Kocham szczerze.
— A w co wierzysz?
      — W Polskę wierzę!
— Coś ty dla niej?
      — Wdzięczne dziécię.
— Coś jej winien?
      — Oddać życie.

Форма одинакова, но содержание разное. Тут не преемственность, а полемика двух поэтов.

Быть поляком для Бельзы- это всё равно, что состоять в рыцарском ордене. У него по праву рождения есть герб, вера (“польская”) и Отчизна, добытая кровью и шрамами. Также у поляка есть перед ней обязанности. Нет никаких указаний на сословие, в котором родился маленький поляк, - даже если ты не шляхтич, а простой крестьянин, ты живёшь “среди своих” и обязан отдать жизнь за Родину.

Белорус из стихотворения Купалы совершенно на него не похож. Он даже не назван “белорусом”, он просто “тутошний”. А вот его социальное положение вполне определено - это бедный крестьянин, родившийся “в своей деревне”. У него нет ни герба, ни флага, ни “белорусской религии” - если поляк верит в “польскую веру”, то белоруса окрестили “при дорожке” и вобщем-то случайно - если в деревне была церковь, он теперь православный, если костёл - католик, а была бы мечеть - стал бы, наверное, мусульманином. У него нет никакой символики, весь его мир полностью материален. И именно в материальном мире лежат все его потребности.

Право на свою “землю и волю” он получил не потому, что родился, а потому, что трудился. “Кровью и потом” - т.е., тяжёлым мирным трудом, в отличии от “крови и шрамов”, которые получают на поле битвы. Возможно, он не отбил свою землю от врага, а просто взял в аренду у богатого пана - но вложил в неё столько труда, что земля стала частью его. Именно труд - его религия и крещение. “Символов” он не признаёт, его потребности очень просты - хлеб, соль, земля, воля и не быть скотом.

Мир, в котором он живёт, не готовая Отчизна, которую отстаивает “маленький поляк”, а что-то очень несовершенное - его ещё достраивать и достраивать. У поляка куча готовых символов и обязанностей, у белоруса из идеалов только желания. И оба раза на вопрос о желаниях он отвечает отрицательно - он хочет “лучшей доли” (т.е., не такой, какая у него сейчас) и “не быть скотом”.

Наконец, поляк - “маленький”, он “хочет быть хорошим”, а белорус, судя по стихотворению, давно уже сложившийся взрослый человек и может позволить себе начхать на вежливость и говорить серьёзно. И если поляку, чтобы быть “полноценным”, достаточно Отчизны, то белорус не может назвать Отчизной край, где он остаётся скотом.

Эти стихотворения не просто написаны на разных языках - там даже понятия разные. Маленький поляк и взрослый белорус меряют мир разными мерками. У поляка всё идеальное и есть только отчизна. Можно сказать, что у поляка есть карта и он обозревает по ней свои богатства - флаг, герб, реки, просторы, а белорус смотрит по сторонам - и видит покосившийся забор, чахлую лошадёнку и поле, которое он только арендует.

Взгляд поляка - почти имперский, а белорусу империя не нужна. Что толку от империи, когда у тебя издохла корова, а пан требует недоимки?

Возможно, именно в зазор между этими стихотворениями и проваливается уже почти столетия попытка создать белорусскую национальную идеологию.

С одной стороны, у Беларуси есть свой “золотой век” - эпоха Великого Княжества Литовского от Витовта до войны с Иваном III и дальше - хотя вереница проигранных воин после 40-летнего мира и были теми тучами, из которых прольётся Потоп.

С другой - это был золотой век дворянства, а крестьянин, горожанин и казак теряли в те годы одну привилегию за другой. Крепостное право в Великом Княжестве Литовском установилось раньше, чем в Московском (Юрьев день был отменён в дополнением к “Уставе на Волоки” от декабря 1557 года) и было куда жёстче - пан обладал правом суда и смертной казни. Воспитанный на Янке Купале белорус не может не задаться вопросом - все ли белорусы XVI века жили счастливо, или всё-таки только богатые, в то время как все прочие оставались скотами?

Эта трещина намного глубже, чем кажется. До сих пор в белорусском языке (как и в украинском) нет своего слова, для обозначения благородного человека. “Рыцарь” пахнет средневековьем, “дворянин” - слово русское, а “шляхтич” - польское. Обычно используют “шляхтич”, но само понятие давно считается достоянием историков. Никто не станет, по примеру поляков, называть драгоценные камни “шляхетными”. Если с дворянами ещё ассоциируется дворянская честь, то со шляхтой - исключительно “шляхетны гонор”, а гонор нынче не в моде. Персонажи “Пинской шляхты” сами пашут землю, и гордятся тем, что их нельзя высечь, положив на голую землю. Но в современном мире неуместная гонорливость считается признаком бедности. К тому же, благородное происхождение означает, что ты пан, - а пан в белорусской сказке добрым не бывает. И не был ли золотой век слишком панским, чтобы быть по-настоящему золотым? Дворяне копируют моды варшавские и петербургские, а у крестьянина во все времена звучит одна и та же “Адвечная песня”.

Украинская традиция решила эту проблему, когда провозгласила себя наследницей казачьей вольницы. Раз у казаков была республика, то даже бедняк был казак вольный, хотя и малоимущий. Но в Беларуси “республики” не было - была только Речь Посполита да города с Магдебургским правом. Однако “крестьянину” (а к белорусу до сих пор обращаются как к крестьянину, несмотря на урбанизацию) от магдебурского права проку мало.

И в эту же трещину неизменно сваливался белорусский национализм. После Калиновского он бунтовал в основном за письменным столом. Никто не вышел спасать ни правительство Вацлава Ластовского, ни “первого белорусского президента”, которого не воспринимал всерьёз даже гаулятер, ни тонущий БНФ. “Выразители национальной идеи” обещали людям“крывскую культуру и традиционный уклад”, не замечая, что люди уже наелись до самой смерти традиционной тоски и неустроенности. Никто не пообещал человеку, что он больше не будет скотом. что он и ему подобные будут теперь “людьми зваться”. И потому когда перед очередными “спасителями отечества” распахивалась очередная адская пасть, народ отходил в сторонку, не мешая защитнику падать.

Сложно сочувствовать пастуху, если ты для него лишь скотина.

Это не трубка

Бертран Рассел как бы говорит нам - "Это не трубка"

Чекистская провокация

Известный твиттерист
Олег Панфилов
Подтвердил существование
Соломона Хайкина
И обвинил его (ложно)
Что тот не явился
На митинг.
Хотя Хайкин был на площади Революции
(как обычно
под партийным псевдонимом Строганов).

Все поняли, что это
чекистская провокация!
Будьте бдительны!
Живите не по лжи!

P.S.:

Подруга, е-мое, ты усвой простую истину, что не победить внешнего врага, если не побежден внутренний. Только что мы могли существенно продвинуться к победе над внешним врагом — а вот и хрен тебе: внутренний враг предал.

Как все наверное уже догадались, мой дневничок, - это не просто ЖЖешка, это произведение искусства, вроде настенной газеты в Новинках. В нём всё гармонично - посты, комменты, аватар, троллинг в чужих комментах, раритеты и безумства.

Вот, например, интереснейшая дискуссия с одним человеком. Казалось бы - чего же боле? И ВНЕЗАПНО! приходит walter_kim. И на этом месте пост начинает восприниматься совсем по-другому!